Жертвенная любовь — это не любовь растоптанной жертвы

Жертвенная любовь — это не любовь растоптанной жертвы

Жертвенная любовь — это не любовь растоптанной жертвы

22.08.2018. APCNEWS.RU.   О православном браке, семье и взаимоотношениях мужчины и женщины — интервью Анны Скворцовой с Марией Терехиной, супругой священника Дмитрия Терехина.

Об этом Служба новостей APCNEWS.RU со ссылкой на сайт Ахилла.

— Как девушке, желающей создать православную семью, познакомиться с будущим супругом? Можно ли ей выходить замуж за неверующего?

— Совместная жизнь должна основываться, прежде всего, на общих интересах супругов, поэтому выбирать вторую половину следует, на мой взгляд, именно исходя из этого. Увлечений может быть масса, например, девушка занимается разведением редкой породы хомячков или изучением иностранного языка. Соответственно и знакомство может произойти на языковых курсах или в клубе любителей грызунов, в театре или спортзале, в музее или на концерте. Знакомство, конечно, может произойти и в храме. Но то, что мужчина верующий, еще не гарантия того, что брак окажется счастливым. Он может быть верующим слесарем-сантехником, увлекающимся боксом, но верующей девушке, студентке консерватории, обучающейся игре на виолончели, вряд ли будет интересно с ним. Примеров таких совершенно безумных браков, к сожалению, довольно много, и они, как правило, обречены на развал. Особенно страшно, когда молодые люди женятся «за послушание» по настоятельному благословению старца или священника с их прихода по принципу: «О! По росту подходите, вот и женитесь!» Такие семьи в поле моего зрения тоже были. Они уже давно распались. Печально, что там страдают ещё и дети.

Но достаточно ли только иметь общие интересы? Мне кажется — нет. Ещё крайне важно уметь говорить друг с другом.

Мария Терехина

— Можно ли сказать, что жизнь православных семей отличается в лучшую сторону от жизни не православных?

— Среди окружающих меня людей — родственников, соседей, друзей и знакомых — нет ни одной семьи, в которой супруги не считали бы себя христианами. Во всяком случае, они не проявляют открыто иное вероисповедание или атеизм. Однако среди таких семей есть печальная тенденция: чем более воцерковленными являются супруги, тем более несчастен их брак и невыносимее их совместное проживание. Несколько очень религиозных знакомых семей развалились на моих глазах. Брачные узы многих других трещат по швам.

Подобные «христианские» семьи на самом деле совершенно далеки от христианства по сути. Православие в них подменяется модной сегодня воцерковлённостью, часто навязанной людьми, работающими при храмах, но почти ничего не знающих о Христе, не читавших Евангелия. Их духовный опыт сводится к бесконечному коллекционированию суеверий, сомнительных правил, за неисполнение которых обещаются наказания от Бога. В браках тех, кто попал под влияние таких людей (а среди последних достаточно и священников, и так называемых старцев), христианская любовь и самопожертвование сменяются «терпением», самоистязанием, взаимными обидами и обвинениями в грехах. Думаю, в таких карикатурных, показательно-воцерковлённых семьях жизнь супругов и детей не может отличаться чем-то хорошим.

В то же время, мне известны многолетние крепкие браки совсем некрещеных или крещеных во младенчестве людей, родившихся в СССР и совершенно не церковных. Если посмотреть на плоды этих союзов, то мы увидим прекрасно воспитанных и состоявшихся в жизни детей, внуков. А ещё — трепетное отношение мужа и жены друг ко другу, которые сохраняются даже в глубокой, уже дряхлой старости. Такие браки, по своей сути, — христианские.

Мария и Дмитрий Терехины

— Как вести себя жене-христианке с нерелигиозным мужем? Как избежать распада брака в случае, если один из супругов воцерковляется, другой — нет?

— Здесь вспоминается семья моих знакомых, интеллигентов — учителя и ученого. В девяностые годы прошлого века жена начала воцерковляться: она посещала богослужения, общалась с местными священниками, занималась с их детьми, регулярно причащалась, читала духовную литературу. Как человек образованный, она с самого начала не удовлетворилась набором суеверных штампов, которые есть при каждой церкви, а поступила на катехизаторские курсы, благополучно их окончила, смогла ввести в светскую школу факультативные занятия, связанные с православной культурой.

И ее воцерковление, учеба, стремление к знаниям и пониманию сути христианства никак не мешали ее семейной жизни с нерелигиозным мужем. В храм она ходила по утрам, когда он еще спал. Успевала прийти, приготовить завтрак и быть вместе с мужем весь день. На курсы она ездила со своей приятельницей, но это было как-то между делом. Она не сидела дома, уткнувшись в Псалтирь или поучения старцев. Она была позитивным жизнерадостным человеком, очень красиво пела, играла на гитаре. На регулярную молитву, чтение, изучение литературы она находила время, но не отнимала его у своей семьи. Эта женщина была мудрым человеком: с начала воцерковления её духовная жизнь строилась не наперекор предыдущей светской жизни.

Ее муж был серьезным ученым, он скептически относился к любым новым для него явлениям, в том числе и к христианству. С ним можно было часами беседовать на религиозную тему, и он всегда задавал множество вопросов, старался понять и не хулить. Он был верующим человеком, но далеким от церковной жизни. При этом и он с большим уважением относился к духовной жизни своей супруги: не позволял себе насмешек в её адрес по поводу соблюдения ею посильных постов, не срывал со стен иконы, не мешал молиться.

Брак моих знакомых можно назвать настоящим христианским союзом, ведь супруги прожили всю жизнь душа в душу, ходили за ручку, даже будучи совсем больными и немощными. Они постоянно заигрывали друг с другом, обнимались, их отношения были полны любви и нежности. Вот пример поведения и воцерковления женщины-христианки с нерелигиозным мужем.

Мария с детьми

— Если христианство не является общей верой родителей, можно ли крестить ребенка тайно от родителя-нехристианина?

— В подобном случае многие родители вообще не крестят ребенка. Любая тайна в семье — это уже обман, который рано или поздно откроется. Более того, отношения, в которые вкралась ложь, иногда разрушаются на пустом, казалось бы, месте.

Что касается «тайного» крещения, то, после совершения таинства крещеному ребёнку придётся жить с родителями (или одним из родителей), отрицающими Бога. В чём тогда смысл крещения? Разве это некая магия, способная вырастить из младенца христианина вопреки тому, что его родители Христа ещё не встретили или от Него отреклись?

Противником крещения бывают не только отцы, но и матери детей. Иногда мужчины просят покрестить младенцев тайно от матери заочно, без присутствия самого младенца. Самое интересное, что находятся священники, которые могут вместо младенца крестить его распашонку.

— Что делать православной матери, если ее подросшие дети перестали ходить в церковь? Почему такое происходит?

— Дети хорошо чувствуют отношение к ним окружающих, особенно взрослых людей. Младенец посещает храм вместе с родителями, участвует в таинствах и для него это необходимость, часть жизни. Подрастая, ребенок продолжает ходить на богослужения, но ему важно чувствовать себя нужным в храме. И нужность его должна заключаться не в протирании подсвечников или в изготовлении грибочка из природного материала в воскресной школе (настоятелю для отчетности), а в том, что маленький человек должен быть любим окружающими. Он должен испытывать радость от присутствия в храме среди людей, должен испытывать христианскую любовь на себе, чтобы потом дарить ее окружающим. К сожалению, ребенок в храме, как правило, не приносит радости прихожанам, которым он «мешает молиться». К нему относятся как к недочеловеку, маленькому, глупому. Радость и умиление взрослых вызывает лишь мальчик в стихаре, держащий свечу. Этим взрослым, как правило, глубоко наплевать на внутренний мир маленького алтарника-ангелочка, которого родители привели на службу, чтобы собирать восхищенные взгляды и вздохи окружающих. К переходному возрасту эта фальшь надоедает «ангелочкам», они не видят жизни в стенах храма, куда их водят покрасоваться для услаждения взоров верующих или просто «отстоять» службу по привычке и за послушание. Подростки замыкаются в себе, часто становятся нигилистами. Православная мать, которая любит своего ребенка, не должна настаивать на посещении им богослужений, выполнении правил, соблюдении постов и т. д. Это может навсегда отвернуть юного человека от всего, что связано с Богом. Напротив, она должна сделать все, чтобы обостренное чутье подростка улавливало только любовь и понимание. Ведь Бог есть любовь, и ребенку нужно помочь оставаться с Ним и вне храма.

Нужно отметить, что не все дети уходят из храма. Но иногда те, кто остаются, делают это не из-за веры в Бога. И даже не по религиозной, обрядовой привычке. Особенно мы можем видеть это на примере детей из священнических семей. Вначале церковным окружением в таких детях взгревается тщеславие. Как же не поумиляться батюшкиным сынком или дочкой? Ребёнок, который ничего выдающегося из себя ещё не представляет, ставится в положение более высокое, по сравнению с прочими детьми на приходе, только потому, что он из семьи священника, дьякона, певчей… Дети, получающие похвалу, подарки, особое внимание со стороны огромного количества взрослых людей, поначалу приобретают гордость, граничащую с глупостью, и самоуверенность. А взрослея, становятся циниками, которые сначала в пребывании в церкви видят лёгкий путь к стяжанию материальных благ только за счёт принадлежности к священническому «клану», а позже для таких до безобразия «залюбленных» отпрысков главной целью становится власть над людьми… Такими кадрами пополняются ряды разных церковных карьеристов, лжестарцев, манипуляторов, игроков человеческими судьбами и душами.

Семья Терехиных

— Как жить православной жене с деспотичным мужем?

— Деспотичность не появляется «вдруг». Не может быть такого, что женщина выходила замуж за белого пушистого котика, а после свадьбы он сделался разъяренным быком, который не дает спокойно жить ни ей, ни детям. Такие тяжелые черты характера не могут не проявляться у человека еще с детства. Таким образом, женщина знала, чего ожидать от будущего мужа, и сама сделала свой выбор. За деспотов, как правило, выходят замуж инфантильные слабохарактерные девушки, которым нужен господин.

Когда жизнь становится невыносимой, то должно быть достаточно беседы с мужем и объяснения того, что его требования не могут быть выполнены по тем или иным причинам. Если муж адекватен, он прислушается и поймет. Если же он продолжает издеваться над домочадцами, то такое поведение ставит под вопрос его психическое здоровье. И в том случае, если жена со смирением терпит унижения мужа не только относительно себя, но и детей, то это не мученичество, а просто мазохизм, который также является психическим отклонением, но никак не христианским смирением.

— Если жена-христианка понимает, что ее брак был ошибкой, муж — совсем чужой для нее, можно ли по этой причине подать на развод?

— Я знаю о таких браках, в которых православные супруги с самой регистрации в ЗАГСе или с первого дня венчания опираются на мысль, что нет пути назад, что теперь придется жить в смирении и терпении. Изначально оба супруга настроены на то, что семейная жизнь — это мученичество. Такие браки, как правило, связывают супругов, которые с младенчества воцерковлены и настроены родителями, священниками и окружением на то, что брак либо монашество — это необходимое условие спасения. Что создание семьи — это некий вынужденный шаг, который необходимо сделать христианину, неспособному к «более высокому» монашескому подвигу. И шаг этот должен быть совершён обязательно в рамках церковной традиции и высоких церковных требований, о которых, если быть честными, мало кто может сказать что-то вразумительное. Таким образом, вообще не ставится вопрос о том, что брак может быть удачным или ошибкой. Брак внутри данной ситуации — это изначально борьба за выживание, а также страдание, терпение и постоянное внушение себе, что пути назад не существует.

Такие браки ассоциируются с беспросветным мраком. Изначальная попытка самому соответствовать высоким требованиям древних канонов и найти спутника жизни, который был бы канонически «чист» приводит к отсеву большого количества адекватных женихов и невест. И подбирается пара, не приспособленная к жизни. Пара, не имеющая представления о реальном браке, потому что часто её составляют дети из неполных семей, которые не видели реальных отношений мужа и жены. Свои сказочные представления о браке, почерпнутые из древней духовной литературы или из рассказов благочестивых верующих, такие молодые люди пытаются воплотить в жизнь. Но сказка, как правило, не делается былью. И, несмотря на подход, нацеленный на то, что «нет пути назад», такие браки неизменно рушатся. Жёны остаются матерями-одиночками, а мужья, бросая детей, продолжают «духовные искания». Есть из них и такие, кто становятся «целибатными» священниками и позже «духовно» руководят молодыми семьями верующих, бессознательно ведя их по своему пути и разрушая браки.

Есть несчастные жёны из бывших воцерковленных детей, «духовная лодка» которых вдребезги разбилась о быт. К сожалению, сознание их настолько негибкое, что ответы на многочисленные вопросы о семейной жизни, попытки познакомить с совершенно разными мнениями святых отцов об отношениях мужа и жены практически не воспринимаются. И это очень печально. Люди пытаются любым путём сохранить семью, несмотря на то, что и каноны церкви, и современная социальная концепция РПЦ дают им целый список поводов для признания брака не существующим с церковной точки зрения, что позволяет без зазрения совести юридически решить вопрос в ЗАГСе. Пытаются жить вместе, но меняться и искать общности не хотят. В конечном итоге часто доходит до полного кризиса. Например, заканчивается здоровье жены, которая теряет необдуманно зачатого во время болезни ребёнка и навсегда теряет дальнейшую возможность иметь детей. Либо муж, «трудящийся на духовной ниве», начинает зверски, на глазах детей, избивать или даже насиловать жену, позже объясняя это нападением бесов, которые мстят ему за отмоленные души. Обо всех этих ужасах доводилось слышать из первых уст. И во многих ситуациях развод был бы избавлением от мучений для обоих супругов. Но это мучение воспринимается обманутыми или, лучше сказать, обманывающими себя христианами, как часть домостроительства Божия, делая их и детей на многие годы заложниками идеи «нет пути назад».

И тут даже семейная жизнь длиною в несколько месяцев, так сильно распространенная теперь среди неверующей молодёжи и основанная исключительно на сексуальном влечении, которое иногда быстро проходит, выглядит на этом фоне более выгодно даже с духовной точки зрения. Потому что в этих быстропроходящих браках есть хоть какой-то период относительного счастья сожительствующих. Пускай это чисто плотская любовь, но всё же это некое подобие любви, её сильно искажённый отблеск. А вот в отношениях под маркой «мученичество без обратного пути» нет вообще ничего божественного, кроме использования сознательно или неосознанно умерщвлённого христианского антуража.

— Когда кажется, что муж тебя не любит, как сделать так, чтобы он был более внимательным и заботливым? Или желать любви к себе — грех, надо только дарить любовь другому?

— Если муж заметно охладел к жене, то это может привести к скорому разрушению брака. Нужно задуматься о том, какие поступки, действия (или бездействия) могли спровоцировать изменения отношений мужа к жене. Многие женщины начинают погружаться в церковную жизнь, независимо от мужа: начинают «пропадать» на службах, носить бесформенную некрасивую одежду, перестают ухаживать за своей внешностью. Аккуратность в одежде, прическе начинает приравниваться к чрезмерному украшательству своего тела. Да еще и бесконечные посты, когда жена готовит для мужа суп из воды и капусты и отказывает ему в супружеской близости. Причём последний вопрос решается женщинами при содействии «духовников» таким образом, что собственную сексуальность, собственные здоровые женские проявления они воспринимают как некую греховность, постыдность и даже беснование. Через постоянное самобичевание при поддержке «духовного руководителя» такие жёны погружаются в невроз и постепенно доводят себя до психосексуальных расстройств. Мужчина рисуется им как некое существо, которое не может не удовлетворять похоть, а сами они становятся страстотерпицами, которые вынуждены «нести свой крест», исполняя «супружеский долг». Происходит полная подмена понятий: взаимная радость близости, дарованная супругам Богом, объявляется злом, источником которого, якобы, является дьявол.

Мужья таких жен сначала находят себе женщин «на стороне», а потом и вовсе уходят из семьи. Чтобы этого не случилось, жена должна знать и понимать, чего хочет ее муж, прислушиваться к его замечаниям, похвалам, всяческим проявлениям недовольства или же наоборот — сохранять и преумножать все то, что ему нравится. Но не только это! Она должна как можно чаще обращаться к самой себе, к своим желаниям. Адекватно оценивать своё физиологическое и эмоциональное состояние и сравнивать его с состоянием мужа. Стараться не пропустить моменты расхождения с мужем по тем или иным вопросам. И если назревает какое-либо напряжение, если возникает неудовлетворенность в тех или иных вопросах, стараться как можно раньше спокойно это с мужем обсудить. Боязнь говорить о своих потребностях, желаниях, мечтах приводит к тому, что всё это просто исчезает из жизни женщины, она становится пустой.

Хорошо, когда жена или муж умеют любить жертвенно. Но жертвовать любимому они должны от собственной наполненности, от физического и духовного избытка, видя потребность спутника жизни. Состояние жертвенной любви — это не состояние жертвы, которая опустошена, растоптана. Причём, растоптать себя женщина может как сама, так и спровоцировать на это мужа, либо безвольно отдаться этому. Мне кажется, настоящее христианство не призывает к мученичеству в браке и семье. Благополучное существование последней невозможно без обоюдной любви супругов, их любви к детям и детей к родителям. Желание любви к себе — не грех, а норма. А нежелание быть любимым — душевная болезнь.

— Может ли жена-христианка не хотеть детей и предохраняться от беременности?

— Может быть масса причин, по которым женщина не хочет иметь детей. Не всегда это упирается в эгоизм. Нужно рассматривать каждый отдельный случай. Если в семье много детей, а здоровье матери сильно подорвано беременностями, родами и последующими тяжелыми нагрузками при уходе за младенцами, то о каком эгоизме может идти речь? Бывает так, что женщина фактически одна занимается воспитанием и уходом за детьми, которых двое и больше, а муж много работает или просто проводит время вне дома, но хочет быть многодетным отцом. Не думаю, что желание жены не иметь больше детей в подобном случае греховно. Здесь эгоистом уже становится муж.

Но бывают и обратные ситуации. Муж, понимая, что он в силу какой-то причины, например, покачнувшегося здоровья или потери работы, не сможет материально обеспечить семью, если на свет появятся четвёртый или пятый ребёнок, настаивает на том, чтобы предохраняться от зачатия во время близости, благословленной Богом ещё и как утешение для супругов. Но жена категорически не соглашается на это, так как из-за предохранения не осуществится её детская мечта о восьми детях, либо она не сможет исполнить желание старца-монаха, не имеющего вообще никакого опыта семейной жизни, но благословившего её родить не менее десяти деток. В таких ситуациях женщины способны и на обман. Например, втайне от мужа перестают пить таблетки, либо нарочно портят другие неабортивные контрацептивы и беременеют, вопреки просьбе супруга. Этот чудовищный обман может привести к трагедии. И он никак не способствует укреплению семьи. Причём, здесь может быть прямое или косвенное участие духовника, который, вообще-то, не имеет никакого права вмешиваться в деликатные супружеские отношения, а тем более высчитывать правильное количество детей в чужой семье.

— Если нет гармонии в интимных отношениях, можно ли православным людям обращаться за помощью к психологам, сексологам, другим специалистам в этой сфере?

— Прежде всего, нужно понять, что супружеская жизнь касается только супругов, а не окружающих, в числе которых и духовник. Супруги сами должны решать, какой должна быть интимная сторона их жизни. Проблемы супружеской жизни могут крыться в каких-либо приобретенных страхах, неврозах, сопровождающих человека после сильных эмоциональных потрясений, возможно даже с детства. Если супруги не могут самостоятельно разобраться, выявить или решить проблему психологического характера, то помочь им может хороший врач.

Внушение себе и супругу, что секс — не главное, а даже наоборот, нечто скверное, постыдное, может привести к серьезным психическим расстройствам. Нужно помнить, что апостол Павел говорил о том, что брак честен, а супружеское ложе нескверно (Евр.13:4). Это же говорят молитвы в чине таинства брака. При этом в базовых христианских источниках, включая Евангелие, супружеская жизнь не регламентируется. Все позднейшие попытки богословов, пусть даже часть из них прославлена в лике святых, влезть в супружескую постель, на мой взгляд, сомнительны. К счастью, мы находим разнообразные мнения и толкования в Священном Предании относительно вопросов супружеской близости. Поэтому можно возразить даже самым закомплексованным супругам, пытающимся собственное негативное отношение к сексу выдать за учение Церкви, например, опираясь на поучения святителя Иоанна Златоуста.

Что же касается рассуждений о сексе супругов, доносящихся из уст монашествующих, — это вообще за гранью понимания. Зачем, добровольно приняв ангельское бесплотное подобие, в мыслях и словах бесконечно возвращаться к духовно-душевно-плотским отношениям людей более приземленных? В этом видится какое-то нездоровье. Поэтому я считаю, что и духовным наставником у семейной пары может быть только тот священник, который имеет или имел положительный опыт семейной жизни. В этом смысле образцом для меня является праведный Алексий Мечёв, московский старец XX века.

— Какова, на ваш взгляд, самая распространенная иллюзия, мешающая людям трезво смотреть на брак?

— У всех людей есть свои недостатки. Некоторые из них «лечатся», но многие — нет. Когда молодые люди решают вступить в брак, они часто закрывают глаза на недостатки друг друга, надеясь, что семейная жизнь изменит будущего мужа или жену, и недостатки «сами» испарятся. Но, к сожалению, они ошибаются. Есть такие сильные неприятные черты характера и привычки, которые сопровождают человека всю жизнь. Хорошо, если супруги помогают друг другу преодолеть эти пороки. Но часто эти «невылеченные» или «неизлечимые» недостатки, а также нетерпимость по отношению к ним со стороны одного из супругов становятся причиной разрушения брака.

В настоящем христианском браке супруги воспринимают недостатки друг друга ещё и как свои собственные. В этом смысле они сострадают друг другу. Апостол Павел призывает христиан: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6:2). Но если ты любишь супруга, как нести бремя его недостатков: молчаливо осуждая или настойчиво пытаясь его исправить? По-моему, правильнее второе: учиться друг у друга тому, что у каждого из нас получается не так хорошо, как у другого. И обида в этих случаях — запрещенный приём. Конечно, одному не всегда удаётся сделать замечание сдержанно, а другому подавить в себе возмущение, чувство оскорблённости и даже слёзы. Но через размышления и диалог уладить можно всё. Тем более, что всегда можно вспомнить об изначальном договоре не молчать и не копить в себе недовольство друг другом. И многие вещи при таком подходе действительно преодолеваются.

Все фото из архива семьи Терехиных

Общество

другие статьи

18.11.2020. APCNEWS.RU:  В отличие от многих эпидемий недавнего прошлого, бушующая в этом году пандемия коронавируса с самого начала имела отчетливое религиозное измерение....